Личности 12/2008

Вадим Эрлихман

ПОСЛЕДНИЙ ЗАКОН АРХИМЕДА

Слава нашла греческого математика, физика и астронома Архимеда еще при жизни и не покидает его уже больше двух тысяч лет. Однако известно о нем до обидного мало – прежде всего анекдот о бегании в обнаженном виде с криком «Эврика!» Да еще участие в обороне от римлян родных Сиракуз, при взятии которых он и погиб. Это случилось в 212 г. до н. э., ставшем единственной надежной датой в биографии Архимеда

Византийский историк Иоанн Цеца, рассказывая о падении Сиракуз, упоминает, что ученому тогда исполнилось 75 лет. Отсюда вычислили год его рождения – 287-й до нашей эры. Сам Архимед в одной из работ писал, что его отца звали Фидий, он был астрономом и родственником сиракузского тирана Гиерона. Вероятно, семья Архимеда жила в Ахрадине, где селились зажиточные люди.

Имена родственников ученого, кроме отца, нам неизвестны. Не знаем мы и имени его жены, хотя она, несомненно, была – у Архимеда имелась дочь, о которой (опять-таки без имени) вскользь упоминают античные историки. Греческие женщины редко оказывались в центре внимания – после замужества их ждало заточение в гинекее, за пределами которого разворачивались «исторические» дела мужчин. Как все юноши его круга, Архимед в 15 лет окончил школу, где обучался грамматике, счету, музыке и гимнастике. 

Ему предстоял выбор профессии, и пример отца властно побуждал заняться наукой. До наших времен дошли четыре сочинения, посланные Досифею, – «Квадратура параболы», «О спиралях», «О коноидах и сфероидах», «О шаре и цилиндре». Последнюю работу сам Архимед считал самой важной – там устанавливались соотношения между объемами вписанных друг в друга геометрических фигур.

Похоже, у вечно занятого ученого только вопросы коллег порождали желание оформить свои мысли на папирусе. В остальное время ему вполне хватало чертежей на песке, которым был усыпан двор его дома. Очевидно, к моменту возвращения Архимеда из Александрии его отец умер, и он унаследовал особняк в Ахрадине, где и поселился с женой и детьми.

Его образ жизни был типичен для рассеянного ученого, не интересующегося ничем, кроме своей науки. Гиерон заказал некоему мастеру золотую корону – не для себя, как часто думают, а для пожертвования в храм. Готовая корона по весу была равна выданному золоту, но вскоре тирану донесли, что ювелир подменил часть золота серебром. Гиерон велел Архимеду разобраться, и тот после напряженных раздумий решил освежиться и пошел в баню. В греческих банях стояли большие мраморные ванны с прохладной (а не горячей, как в Риме) водой.

Погрузившись в одну из них, ученый заметил, что на пол вылилась часть воды, объем которой равен объему его тела. Немного полежав в расслабляющей влаге, он обдумал этот факт, после чего выскочил из ванны с вошедшим в историю криком. А потом не побежал домой в голом виде, а спокойно пошел, радостно рассказывая всем встречным о своем открытии. В принципе, ничего криминального в этом не было – греки привыкли созерцать обнаженное тело на спортивных состязаниях, а женщины, которых это могло смутить, сидели дома и занимались хозяйством.

Дома Архимед без промедления сделал два слитка – золотой и серебряный, того же веса, что корона (должно быть, у него, при всей непрактичности, водилось немало благородного металла). По очереди погружая их в воду, он в конце концов определил, что серебро составляет не менее трети материала. Так был выведен фундаментальный закон Архимеда, вошедший во все учебники. О своем открытии ученый поспешил сообщить Гиерону, который в знак благодарности подарил ему злополучную корону. О судьбе мастера история умалчивает. В пожилом возрасте Архимед создал сочинение «Измерение круга», где впервые было выведено всем известное число «пи» – отношение длины окружности к ее диаметру.

Когда Гиерон построил в подарок египетскому царю большой корабль «Сиракузия», он оказался слишком далеко от моря, и его не смогли спустить на воду четыреста рабов. Тогда Архимед соорудил систему блоков, благодаря которой правитель одним движением руки отправил корабль в плавание. В 213 г. у стен города высадилось войско трибуна Аппия Клавдия, на море появился римский флот под командованием Марка Клавдия Марцелла.

На защиту города Сиракуз удалось мобилизовать не более 15 тысяч человек. Силы римлян насчитывали 20 тысяч, и они планировали решить дело одним мощным приступом. В итоге горожан подвела людская подлость. Как обычно, после долгой осады в Сиракузах нашлись предатели, которые за вознаграждение, а то и просто за сытную кормежку открыли ворота воинам Марцелла. Озлобленные сопротивлением легионеры рассыпались по городу, убивая, грабя и поджигая дома. Командующий строго-настрого приказал им привести к нему Архимеда живым и невредимым. Первым нашедший старика воин велел ему явиться к Марцеллу. Ученый, по обыкновению рисовавший на песке чертежи, то ли не захотел отрываться от своего занятия, то ли просто не знал латыни, которую ученые греки считали языком варваров. Однако его последние слова предание сохранило именно на латыни: «Noli tangere circuli mei» – «Не трогай мои круги!» Возможно, он даже оттолкнул наступившего на чертеж воина, и тот, еще разгоряченный боем, выхватил меч…

 

Другие номера издания «Личности»

№ 16/2008
№ 15/2008
№ 14/2008
№ 13/2008
№ 11/2008
№ 10/2007