Личности 39/2011

Михаил Дубинянский

АЛЕКСАНДР II: ДРАМА ОСВОБОДИТЕЛЯ

Царь-реформатор создавал новую Россию – либеральную империю с вольными земледельцами, свободной прессой, просвещенным населением, местным самоуправлением и равенством граждан перед законом. Увы, реформированная страна оказалась далека от идеала: обнищание деревни, расстроенные финансы, раскол в обществе, революционное брожение, гибель императора от рук террористов… Вероятно, Александр II освобождал свой народ неумело и непоследовательно. А может быть, его подданным свобода была и вовсе противопоказана?

17 апреля 1818 года двести один пушечный залп известил москвичей о радостном событии. В семье великого князя Николая Павловича, будущего императора Николая I, родился первенец – будущий Александр II. Сашу к высокой миссии российского самодержца готовили с раннего детства. Первым его наставником стал боевой офицер Карл Мердер, поведавший мальчику о воинских чести и долге. С девяти лет воспитанием цесаревича занялся знаменитый поэт Василий Жуковский, прививший Александру идеалы гуманизма и справедливости. Наследник получил прекрасное образование: владел пятью языками, знал историю, географию, математику, естествознание, логику, философию. Учителя отмечали, что он схватывает материал на лету, но не обладает настойчивостью. Столкнувшись с проблемой, не поддающейся быстрому решению, цесаревич быстро уставал и старался о ней забыть. В 1837 году 19-летний Александр совершил ознакомительное путешествие по стране. За три месяца юноша объехал всю империю, от Кавказа до Сибири. Жуковский назовет этот вояж «всенародным обручением наследника с Россией». Но возмужавшего цесаревича влекла не огромная империя, а… слабый пол. Высокий, статный, голубоглазый красавец был впечатлителен и влюбчив.  Увлекшись прекрасной фрейлиной Ольгой Калиновской, он позабыл обо всем на свете. Такой всплеск чувств обеспокоил императорскую семью, и родители поспешили отправить Александра за границу. Предполагалось, что наследник не только увидит Европу, но и выберет себе высокородную невесту. Великий князь Александр посетил Германию, Швейцарию, Австрию, Скандинавию, Италию. В мае 1839-го он прибыл в Англию, где на престол только что взошла девятнадцатилетняя Виктория. Гость из далекой России заинтересовал юную королеву и в свою очередь был поражен ее умом и обаянием. Молодые люди быстро подружились и проводили все больше времени вместе. Флигель-адъютант Юрьевич, приставленный к наследнику, записал в дневнике: «Я страшно огорчен. Царевич признался мне, что он влюблен в королеву и убежден, что и она вполне разделяет его чувства». Приближенные постарались втолковать Александру, что подобный брак невозможен – ведь в случае женитьбы наследнику пришлось бы отказаться от прав на российский престол и стать английским принцем-консортом. Свита твердила великому князю о священном долге перед Россией, и он сдался.

Прощаясь с Викторией, опечаленный Александр подарил королеве щенка кавказской овчарки, пообещал приехать еще и выразил надежду, что его визит укрепит узы российско-британской дружбы. Но судьба рассудила иначе: Александр увидит постаревшую королеву лишь 35 лет спустя, а викторианская Англия станет злейшим противником России на геополитической арене… Свою суженую наследник встретил в том же заграничном турне. В небольшом герцогстве Гессен-Дармштадт Александру приглянулась юная принцесса Максимилиана-Вильгельмина-Августа-София-Мария – хрупкая, изящная, одухотворенная и миловидная. Хотя девушка считалась законной дочерью Гессен-Дармштадского герцога, все придворные отлично знали, что ее настоящим отцом был камергер герцогини. Но скандальные слухи не смущали влюбленного Александра. Перейдя в православие, гессенская принцесса стала Марией Александровной; свадьба состоялась в Санкт-Петербурге весной 1841 года. Вернувшись в Россию, наследник стремительно «продвигался по карьерной лестнице» – вошел в состав Государственного совета и Комитета министров, председательствовал в Секретном комитете по крестьянскому вопросу, был произведен в генералы, командовал гвардейской пехотой, стал главным начальником военно-учебных заведений. В 1842-м, во время двухмесячного отъезда Николая I из столицы, на Александра было возложено управление текущими делами империи. В дальнейшем ему приходилось часто замещать венценосного батюшку. Хотя Александр прошел неплохую «управленческую школу», ничто не выдавало в нем будущего реформатора. Определенных политических воззрений цесаревич не имел, был привязан к своему консервативному отцу и старался во всем походить на него. Но сыну недоставало воли, жесткости и холодного рассудка Николая I. Один из его биографов позднее напишет: «Вообще, основной слабостью Александра как политической фигуры было то, что человеческие проблемы всю жизнь были для него важнее государственных… был он прежде всего добрым и благородным человеком, и часто сердце у него брало верх над умом. К сожалению, для человека, предназначенного судьбой быть властителем России, это являлось скорее недостатком». Император Николай I был уверен, что оставит своему сыну процветающую империю. Казалось, Россия была стабильна как никогда - громадная страна, надежно огражденная от вредоносных западных веяний, жила под лозунгом «Православие, Самодержавие, Народность». Регулярная армия чеканила шаг на парадах, армия чиновников ревностно исполняла государеву волю, армия крепостных приумножала национальное богатство. Малейшие ростки вольнодумства пресекались цензурой и жандармами. Считалось, что прошлое России удивительно, настоящее прекрасно, а будущее выше всяких представлений…

Полную версию материала читайте в журнале Личности №39/2011

Другие номера издания «Личности»

№ 40/2011
№ 38/2011
№ 37/2011
№ 36/2011
№ 35/2011
№ 34/2011