Личности 47/2012

Михаил Дубинянский

ЛЖЕДМИТРИЙ I: СЫН СМУТЫ

Его биография начинается с темного пятна. Где и когда родился? Какое имя носил? Кем был? Царским отпрыском? Беглым монахом? Польским шляхтичем? Однозначных ответов на эти вопросы до сих пор нет. Впрочем, историк Ключевский справедливо заметил: «Важна не личность самозванца, а роль, им сыгранная, и исторические условия, которые сообщили самозванческой интриге страшную разрушительную силу». Будем считать, что настоящая жизнь этого человека началась именно тогда, когда он ступил на путь, ведущий к русскому престолу. Легендарный самозванец появился на свет в зрелом возрасте и был рожден Смутным временем

Великая Смута, породившая нашего героя, накрыла Русь в конце XVI столетия. Все началось с династического кризиса, последовавшего за кончиной Ивана Грозного. Деспотичному царю наследовал средний сын, Федор Иоаннович. «Русские на своем языке называют его durak», – писал о московском самодержце один из «коллег», шведский монарх. Будучи слабоумным, Федор не мог управлять государством и стал марионеткой бояр. Вскоре на первый план выдвинулся Борис Годунов – бывший опричник, конюший и родной брат царицы. Нейтрализовав конкурентов, энергичный временщик сосредоточил в своих руках всю реальную власть. Царь Федор сыновей не имел. Одним из главных претендентов на престол считался младший сын Ивана Грозного – царевич Димитрий, проживавший вместе со своей матерью Марией Нагой в удельном городе Угличе. Но 15 мая 1591 года произошла трагедия: восьмилетний мальчик погиб при загадочных обстоятельствах. Следственная комиссия составила заключение: страдавший эпилепсией царевич случайно проколол себе горло, будучи застигнут припадком во время игры в ножички. Официальная версия мало кого убедила. В народе моментально распространился слух, что несчастного Димитрия зарезали по приказу Годунова. Так это было или нет, историки спорят и по сей день, но бесспорно, что таинственная гибель царевича расчистила Борису Годунову путь к трону. В 1598 году Федор Иоаннович умер, и династия Рюриковичей пресеклась. Земский собор избрал новым царем Годунова. Поначалу его правление было вполне успешным, но затем разразилась катастрофа. Лето 1601-го оказалось необычайно холодным, в течение 12 недель непрерывно лил дождь, в июле и августе трижды ударили морозы, и почти весь урожай погиб. Столь же суровыми были и последующие два года. Летом не прекращались заморозки, а уже в сентябре выпадал снег. Цена на хлеб подскочила до небес, начался страшный голод. Подданные царя Бориса ели древесную кору, траву, навоз. Привычный мир рушился на глазах, люди теряли человеческий облик, страна погружалась в хаос. Помещики отказывались кормить своих крестьян и выгоняли их на все четыре стороны. Оставшись без средств к существованию, толпы бывших холопов промышляли грабежом и разбоем. Появились каннибалы. Французский наемник Жак Маржерет, служивший в Московии, писал: «В эти три года совершались вещи столь чудовищные, что выглядят невероятными.

Было довольно привычно видеть, как муж покидал жену и детей, жена умерщвляла мужа, мать – детей, чтобы их съесть. Я сам был свидетелем, как четыре жившие по соседству женщины, оставленные мужьями, решились на ужасный поступок. Одна пошла на рынок и, сторговав телегу дров, зазвала крестьянина на свой двор, обещая отдать ему деньги, но лишь только он сложил дрова и явился в избу для получения платы, женщины удавили его и спрятали тело в погреб, чтобы не повредилось. Сперва хотели съесть лошадь убитого, а потом приняться за труп. Когда же преступление обнаружилось, они признались, что умерщвленный крестьянин был уже третьей жертвой». Борис Годунов пытался бороться с голодом, но успеха не добился. Хотя правительство установило твердые цены на хлеб, повсеместно процветала спекуляция. Царь раздавал голодающим деньги из казны, но они стремительно обесценивались. Узнав о раздачах, в Москву хлынули толпы бедняков, в том числе и те, кто мог прокормиться на местах. В столице вспыхнула эпидемия холеры, несчастные тысячами умирали от истощения и болезней прямо на московских улицах. Лишь в 1604 году голод пошел на убыль. К тому времени страна была опустошена. По некоторым оценкам, погибли три миллиона человек – почти треть населения. Впоследствии ученые-климатологи свяжут катастрофическое похолодание, неурожай и голод с извержением перуанского вулкана Уайнапутина в 1600 году. Считается, что огромные массы пепла, проникшие в земную атмосферу, вызвали эффект вулканической зимы. Но у русских людей XVII века, не подозревавших о существовании далекого вулкана, имелось другое объяснение. Измученные московиты были уверены: на страну обрушилась Божья кара, ибо на русский престол воссел незаконный правитель. Лукавый Борис не принадлежал к царскому роду, он хитростью и злодейством отнял трон у своих хозяев – вот причина всех бед! Один из летописцев наградит Годунова уничижительным эпитетом – «рабоцарь». Подданные возненавидели злосчастного самодержца, и Борис не выходил из дворца, страшась встреч со своим народом. Обвиняя во всем фальшивого «рабоцаря», люди связывали надежду на возвращение нормальной жизни с «настоящим» государем. По стране поползли обнадеживающие слухи, будто царевич Димитрий Иоаннович не погиб в Угличе, спасся, а ныне, возмужав, избавит Русь от страданий. Так были созданы идеальные условия для появления самозванца. Мнимый царевич Димитрий объявился в соседней Польше. Это был молодой человек двадцати с небольшим лет, рыжеволосый, голубоглазый, низкорослый, непропорционально широкий в плечах. На его безбородом лице красовались две крупные бородавки. Таинственный самозванец отличался живым умом, неуемной энергией и богатырской силой…

Другие номера издания «Личности»

№ 45/2012
№ 52/2012
№ 51/2012
№ 50/2012
№ 49/2012
№ 48/2012