Личности 78/2015

Валерия Шелест

АЛЕКСАНДР АЛЕХИН: ПРЕРВАННЫЙ ЭНДШПИЛЬ

Считается, что именно Александр Алехин послужил прообразом главного героя романа Владимира Набокова «Защита Лужина» – шахматного гения, для которого черно-белая доска и фигурки на ней были гораздо более многогранным и ярким миром, чем окружающая действительность.

Но в отличие от своего литературного тезки, Алехин не был полностью оторван от реальности, неплохо приспосабливался к меняющимся обстоятельствам и прожил насыщенную и удивительную жизнь. Фронтовой санитар и следователь, мастер масонской ложи и полиглот-переводчик, коллаборационист и патриот…

Жил ли он так, как сам хотел, – или все это было только платой за возможность заниматься тем единственным, что его интересовало?

По сути, жизнеописание каждого выдающегося шахматиста можно свести к перечислению турниров, завоеванных титулов, количества одержанных побед и поверженных противников – именно этим они и входят в историю. Шахматы – уникальный сплав искусства, науки и спорта. Стратегическое и тактическое мышление, феноменальная память, отличные способности к математике и понимание психологии, риск и импровизации, точный сухой расчет, стремительные атаки и позиционная борьба, пресловутое умение видеть на несколько ходов вперед – и все это в предельной концентрации во время игры.

Современники называли Алехина императором шахмат. Но по окончании игры, за границами шахматной доски оказывался просто человек – с обычными человеческими радостями и проблемами, надеждами и страхами, который, тем не менее, не мог перестать быть гением. Есть поговорка, что гению дозволено все, но только в том, в чем он гений, а за все остальное приходится платить. Часто – нищетой и лишь посмертным признанием, изгнанием, лишением свободы, подорванным здоровьем, беспомощностью в житейском плане (уже упомянутый Владимир Набоков, например, до конца жизни так и не научился пользоваться телефоном – звонила за него преданная жена Вера), неудачными браками или совершенным отсутствием семьи и друзей. А если, как в случае с Александром Алехиным, на годы жизни гения приходятся еще и глобальные исторические катаклизмы и смена эпох? Крушение и уход в небытие привычного и понятного уклада жизни бесконечно тяжелы и травматичны для любого человека, что же говорить о тех, кого их дар и так уже вырвал из ряда обычных, «нормальных» людей, и которые пребывают в своем, отдельном мире: прекрасном или кошмарном, светлом или невыносимом, но единственно возможном для них? В биографии нашего героя нашлось место почти всем пунктам этого печального списка…

Будущий первый российский чемпион мира по шахматам Александр Александрович Алехин родился 19(31) октября 1892 года в Москве. Отец был отпрыском дворянского рода, мать – дочерью богатого текстильного фабриканта Прохорова. Именно она научила семилетнего Сашу игре в шахматы. Древняя прекрасная игра совершенно захватила и покорила мальчика настолько, что в скором времени он уже уверенно обыгрывал старшего брата Алексея, а взрослые стали отнимать и прятать от него доску и фигурки – так много времени он с ними проводил. Десяти лет, уже будучи гимназистом, Саша начал принимать участие в турнирах по переписке. Кстати, привычное нашему слуху произношение фамилии – «Алёхин» – неверно, и Александр с детства болезненно реагировал на эту ошибку. Как вспоминал соученик Алехина по гимназии Поливанова Георгий Римский-Корсаков, «…когда наш “батюшка” о. Розанов, вызывая Алехина отвечать урок по Закону Божию, постоянно называл его “Олёхиным”, с крепким ударением на букву “ё”, то будущий чемпион мира также неизменно поправлял почтенного служителя церкви, говоря: “Моя фамилия, батюшка, Алехин, а не Олёхин”». Ни с кем в гимназии Саша не дружил, учился же блестяще, что немало удивляло и преподавателей, и однокашников, потому как он отличался большой рассеянностью, а на уроках в основном был занят тем, что обдумывал очередные ходы или записывал их на почтовые карточки, чтобы отправить своим соперникам.

В 1908 году юный Алехин дебютировал в «очных» состязаниях – и взял первый приз в официальном московском любительском турнире. Выступление на первых для него международных соревнованиях в том же году в Дюссельдорфе было далеко не столь блестящим, но следующий, 1909 год принес Александру победу на Всероссийском турнире любителей и звание «маэстро».

В 1910 году Алехин поступил в Императорское училище правоведения и все годы учебы в нем совмещал занятия юриспруденцией с выступлениями в различных турнирах и сотрудничеством в шахматных журналах. Примечательно, что над Алехиным-студентом нередко потешались товарищи – в числе прочего, и из-за его неумения и нежелания пить вино (что в бесшабашной студенческой среде считалось чуть ли не предосудительным). А шахматный гений Александр Алехин всю свою взрослую жизнь будет иметь серьезные проблемы с алкоголем… Училище он закончил в 1914 году в чине титулярного советника. Местом службы стало Министерство юстиции.

Летом этого рокового для всего мира года в Санкт-Петербурге прошел международный турнир, на котором Алехин стал третьим, уступив действующему чемпиону мира Эммануилу Ласкеру и стремительно взошедшей новой звезде кубинцу Хосе Раулю Капабланке, получил звание гроссмейстера и вошел в число сильнейших шахматистов мира. Турнир выявил возможных претендентов на оспаривание шахматной короны у Ласкера – их было несколько, но именно Капабланка 7 лет спустя прервет более чем четвертьвековое господство представителя Германии на мировом шахматном Олимпе. Алехин предвидел это, и все последующие годы готовился ко встрече, но не с не поверженным еще Ласкером, а с не занявшим пока «престол» Капабланкой.

Начало Первой мировой войны застало Александра Алехина на турнире в германском Мангейме. В силу сложившихся обстоятельств турнир был прерван, а тот факт, что русскому гроссмейстеру была отдана победа, не помешал властям интернировать его… 

Полную версию материала читайте в журнале Личности №78/2015

Другие номера издания «Личности»

№ 45/2012
№ 88/2015
№ 87/2015
№ 86/2015
№ 85/2015
№ 84/2015